Ветерана войны выгнали на улицу

Категория: Социальные вопросы | 31-07-2014, 19:23 | Просмотров: 925

Она не нужна ни детям, ни внукам, которых растила. Ее пожалели врачи. Рука не поднялась выписать ветерана Великой Отечественной войны на улицу. Благо, теперь мы в России, говорит заведующий терапевтическим отделением Дмитрий Жидков, – есть чем лечить и кормить пациентов.

ДМИТРИЙ ЖИДКОВ, заведующий терапевтическим отделением Севастопольской городской больницы № 2: «Доставлена она была с улицы, ей стало плохо, она потеряла сознание. Каретой «скорой помощи» она была доставлена к нам в состоянии средней степени тяжести. Мы провели все лечебные мероприятия, в настоящий момент проводим обследование. Сейчас у нее состояние оценивается как относительно удовлетворительное».

 

Анастасии Степановне стало плохо с сердцем на пороге собственного дома. Она долго стояла на солнцепеке у подъезда, умоляя детей пустить ее домой. Уже полгода ветеран живет на улице.

АНАСТАСИЯ ШИМКУС, ветеран Великой Отечественной войны: «Она продала мою квартиру… На Толстого 32, кв. 17. До того, как продать, она пришла и говорит: давай, мам, продадим квартиру, и ты будешь у меня жить. Я говорю: я старый человек, ты же знаешь как это, купи мне лучше квартиру однокомнатную. Она говорит, хорошо, куплю, а в это время ты у меня будешь жить».

 


Квартиру дочка купила на Проспекте Победы в строящемся доме, оформив недвижимость на себя. Дом обещают сдать в декабре этого года. В квартире дочери Анастасия Степановна прожила полмесяца. Зять поставил условие: освободить жилплощадь.  Это случилось в феврале. Женщина переехала на съемную квартиру к сыну-инвалиду. Но и ее вскоре пришлось освободить из-за отсутствия денег.

АНАСТАСИЯ ШИМКУС, ветеран Великой Отечественной войны: «Мы нашли, где бомжи живут. Хоть временно, чтобы что-то потом найти. Сейчас очень дорого снимать квартиру. Там ни воды, ни кушать приготовить, ничего, не знаю, как дальше жить».

 

В квартире остались личные вещи и документы ветерана. Забрать их не получается.

АНАСТАСИЯ ШИМКУС, ветеран Великой Отечественной войны: «Она меня отматюкала и сказала: здесь нет твоих документов, и больше сюда не ходи, ты нам надоела, ты нам семью разбиваешь, мой муж не хочет, чтобы ты здесь находилась. Я же говорю, я здесь прописана. Мне все говорят, иди туда, где прописана».

 

В телефонном разговоре дочь ветерана Валентина Шимкус сообщила, что квартиру матери попросил продать ее сын, освободившийся из тюрьмы в этом году. Он получил свою часть денег от сделки.

ПО ТЕЛЕФОНУ:

ВАЛЕНТИНА ШИМКУС, дочь ветерана Великой Отечественной войны: «Вы лучше не лезьте в это грязное дело, в это грязное белье. Я замужем, у меня семья, дети. Муж сказал: если она здесь – я из дома ухожу. В моем доме она жить не будет. Вы что хотите, чтоб здесь было убийство? Пожалуйста, не звоните мне и не тревожьте меня. У нее хорошая пенсия. Если ей тяжело с сыном, то у нее есть Дом престарелых».

 

В гериатрический дом-интернат юридически оформить Анастасию Шимкус невозможно – у нее есть взрослые дети и адрес, по которому она прописана. В дальнейшем пребывании в стационаре ветеран не нуждается. Вот только выписывать Анастасию Степановну некуда. Детям она не нужна.

ДМИТРИЙ ЖИДКОВ, заведующий терапевтическим отделением Севастопольской городской больницы № 2: «Я хотел бы обратиться к юристам, волонтерам или к общественным организациям, которые располагают возможностью юридической поддержки Анастасии Степановны. Потому что ситуация находиться больше в плоскости гражданско-правовых отношений. И по состоянию здоровья Анастасия Степановна самостоятельно не до адвоката, и по финансовым возможностям, она не доберется».

 

Это не единичный случай. В больнице есть еще старики, оставленные своими детьми. Их никто не навещает. Бывает и так, что родственники обращаются к врачам с просьбой - подержать их родителей здесь подольше.

 

ДМИТРИЙ ЖИДКОВ, заведующий терапевтическим отделением Севастопольской городской больницы № 2: «К сожалению, отношение к старикам и к инвалидам - это маркер степени эмоционального банкротства общества. Мы вынуждены констатировать, что большую часть рабочего времени, в последнее время, мы, к сожалению, занимаемся вопросами социального устройства наших престарелых граждан, инвалидов. К сожалению, проблема эта у нас существует».

 

Анастасия Степановна говорит, что готова платить дочери деньги за то, чтобы приютила хоть на некоторое время.

АНАСТАСИЯ ШИМКУС, ветеран Великой Отечественной войны: «Я бы хотела, чтобы она все же меня приняла. Ну где же я буду жить? Мне не постираться, не убраться. Я ей буду платить».

 

Маргарита Пронина, Дмитрий Фомин, «Севинформбюро»


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.