Мой папа – «Беркут»

Категория: Люди | 26-06-2015, 19:24 | Просмотров: 624

Эта семья появилась в нашем городе не так давно. В прошлом году Севастополь стал их защитой и надежной крепостью. Глава семьи Евгений – ветеран спецподразделения «Беркут». После вооруженного переворота в Киеве, улицы его родного Харькова заполонили члены запрещенных в России националистических организаций - «Правого сектора», УНА-УНСО и Украинской повстанческой армии. Они устраивали фашистские марши, разносили советские памятники и проводили самосуды над «инакомыслящими».

ЕВГЕНИЙ, ветеран спецподразделения «Беркут»:

«Такие как я ребята  не могли смотреть на это спокойно. Начали объяснять, что нельзя так делать. Люди не поняли. У нас возникли разные взгляды на обстановку в Украине. Получилось так, что конфликты дошли до серьезных. Начались ситуации с применением оружия»

 

Дальше началось преследование и  травля сотрудников «Беркута». В розыскные списки попали и ветераны спецподразделения. Евгению рекомендовали исчезнуть. В этот период  Севастополь заявил о неподчинении «киевским властям». В городе-герое  формировались отряды самообороны. Евгений с сослуживцем отправились на защиту Севастополя.

 

ЕВГЕНИЙ, ветеран спецподразделения «Беркут»:

«Мы не стали стоять в стороне, записались в ряды самообороны, в четвертый взвод Юрия Панкова. Участвовали в антитеррористических группах. Так как у меня профиль службы был такой. Когда ребята узнали, что я служил в спецподразделении «Беркут». Мне предложили сразу вступить в группу быстрого реагирования»

 

Преследованию на Украине подверглись семьи сотрудников  «Беркута». Их домашние адреса обнародовали для карательных отрядов. В опасности оказались дочки Евгения, оставшиеся в Харькове.

 

ЕВГЕНИЙ, ветеран спецподразделения «Беркут»:

«Они искали детей. Позвонила мне учительница. Сказала, что пришли искать в школу. Начали мной интересоваться. После отъезда детей четверо неизвестных ворвались в квартиру».

 

Детей было не просто вывезти. Помогли друзья.

 

ЕВГЕНИЙ, ветеран спецподразделения «Беркут»:

«Они их сопровождали до границы. Потом позвонили мне: «Все в порядке, братуха. Встречай семью. Вот и все. Дети сейчас находятся со мной. Живы и здоровы. Это самое главное в жизни. Жена иногда приезжает, когда договаривается, чтобы за отцом присмотрели»

 

Супруга Евгения не смогла покинуть Украину, она осталась ухаживать за «лежачим» отцом. Последний год Евгений воспитывает девочек один.

 

ПОЛИНА: «Он нас очень-очень любит. Он добрый, заботливый, он нас всегда защищает»

ЕЛИЗАВЕТА: «Он может помочь в трудную минуту. И никогда нас не бросит. Он всегда поможет, если мы что-то не можем сделать. Папа добрый. Папа может… папа может все! – Вы гордитесь, что ваш папа сотрудник спецподразделения «Беркут» - Да!»

 

А еще их папа очень хороший повар, - говорят девчонки, - он учит их готовить.

 

 «- Какое у папы любимое блюдо? – У папы борщ. – Умеешь варить? – Еще нет. – Учишься? – Да»

«- По дому скучаете? Хотели бы вернуться в Харьков? – Нет, нам здесь понравилось. – Мы полюбили Россию. Мы всегда ее любили»

 

Друзья помогли найти в Севастополе временное жилье. Небольшой летний домик больше похож на казарму. Но они не жалуются, благодарны за помощь. Государство Украина не обеспечила сотрудников «Беркута» жильем, а нынешняя «киевская власть» лишила ветеранов спецподразделения пенсии.  

 

ЕВГЕНИЙ, ветеран спецподразделения «Беркут»: «С июля месяца прошлого года я пенсию не получаю. У меня пенсия заблокирована»

 

Сейчас Евгений  ждет получения российского гражданства. Без паспорта он не может официально устроится на работу. Пока на подработках. Говорит, нужна хорошая работа и жилье, девочек надо поднимать. Полина и Лиза учатся в школе, довольны новым в их жизни школьным предметам - русскому языку и истории России. В социальных сетях они «не сидят», потому что небезопасно. Их досуг – это рисование и чтение маминых стихов и рассказов. Наталья – член Союза писателей России. Издается в санкт-петербургском  журнале «Писатель. 21 век». Они очень переживают за нее. Ведь она осталась на Украине практически одна. Родственники отвернулись, просто попросили их не беспокоить.  А в Харькове обстановка сейчас неспокойная.

 

НАТАЛЬЯ: «Все больше появляются люди в военной форме. Я лично видела двух немцев. Я так понимаю, это наемники. Очень много ходят все эти «айдары», «азовы», «укропы» (у них нашивки). Людей это очень напрягает, особенно в возрасте, пожилых людей. Когда сломали памятник Ленину, я видела, как шли люди в возрасте (около  60 лет) и просто плакали. Они ничего сделать не могут»

 

Наталья говорит, повсюду их символика, угрожающие объявления в общественном транспорте на тему «Как распознать сепаратиста».  

 

НАТАЛЬЯ: «Мои друзья говорят, мы ничего не можем сделать. У нас нет возможностей как-то исправить ситуацию. На что я всегда говорю, у нас есть всегда очень хорошая возможность правильно воспитать наших детей. Поэтому мои дети здесь. И как бы мне тяжело ни было, я терплю, каждые три месяца пытаюсь к ним приехать, хоть это дорого, это тяжело»

 

Мама скоро уедет, но девочки останутся в надежных папиных руках в непреступном Севастополе. Они гордятся своим отцом. Для них он самый лучший, для них он - герой.

Маргарита Пронина, Павел Красиков, «Севинформбюро»

 


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.