Без вести пропавшие

Категория: История Севастополя | 3-07-2015, 19:09 | Просмотров: 1 695
Он часто стоит у обрывистых берегов в районе Херсонесского маяка, подолгу вглядываясь в горизонт. В июле 1942 года здесь с десятками раненых стоял его отец - военный врач, смотря вслед уходящим катерам, теряя последнюю надежду на спасение. Пропал без вести 3 июля 1942 года... пропал без вести 3 июля 1942 года... Это книга памяти города-героя Севастополя в семи томах. Здесь поименные списки погибших, умерших от ран. Из более 110 тысяч - треть числились «без вести пропавшими».
МАРГАРИТА ПРОНИНА, корреспондент:
«Так что же тогда происходило здесь в первые дни июля 1942 года? На выжженной, изуродованной севастопольской земле, на каждый квадратный метр которой было сброшено до полутора тонн металла...»

Последние дни обороны Севастополя были самыми тяжелыми. В мае керченско-феодосийский плацдарм был сдан. Наши войска ушли на Кавказ. Командующий 11-й немецкой армией Эрих фон Манштейн получил возможность сконцентрировать весь удар воздушных сил, моторизованных частей и крупных орудий на Севастополь. 7 июня 1942 года начался третий штурм города.
ВАЛЕРИЙ ВОЛОДИН, директор музейного историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея»:
«То, что происходило с Севастополем... Вся мощь восьмой воздушной армии, вся группировка одиннадцатой армии, самое мощное оружие рейха за всю Вторую мировую войну, сюда притащили мортиры типа «Карл», сюда притащили пушку «Дору». Почти 20 дней непрерывно бомбился Севастополь».

НИКОЛАЙ БАРАНОВ, участник обороны Севастополя 1941-1942 г.г.:
«Немцы стреляют, а мы бессильны, мы ничего не можем сделать. Мы были молодыми, неопытными, необстрелянными. Ни боевого опыта, ни жизненного»

Город был разрушен на 98 %. Командующий Черноморским флотом Филипп Сергеевич Октябрьский принимает решение собрать командный состав Приморской армии, береговых войск флота на 35 батарею.
ВАЛЕРИЙ ВОЛОДИН, директор музейного историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея»:
«Здесь, казематы батареи, в одночасье, что называется, (350 человек штатный личный состав) превращаются в целый подземный город. 3700 командиров. Почему так много? Среди них были стянутые с фронта (по приказу Октябрьского) старшие офицеры. Он надеялся в первую очередь эвакуировать старших офицеров, наиболее грамотных, прошедших всю оборону».

Руководство Приморской армии эвакуировалось на подводных лодках, самолетах, катерах в числе первых. Спаслись только те, у кого были специальные талоны на эвакуацию. Их выдавал офицерскому составу Военный совет. Всего покинули Севастополь около трех тысяч человек. Остальные 80 тысяч были брошены. Женщины, дети и старики, солдаты и матросы, из них - более 35 тысяч раненых - были оставлены на мысе Херсонес.
ВАЛЕРИЙ ВОЛОДИН, директор музейного историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея»:
«3 июля 1942 года «Совинформбюро» голосом Левитана сообщило о том, что после 250-дневной обороны наши войска оставили Севастополь. Это была неправда! Войска не оставляли Севастополь. Смогла эвакуироваться небольшая группа 3 тыс. 100 человек вместе с командованием. А что же остальные? На следующий день вышла газета «Правда». Мы ее видим. Это фотокопия. Здесь говорится: «250 дней героической обороны. Наши войска оставили Севастополь». Дальше говорится о том, какой большой урон был нанесен немцам. Это действительно так. Дальше - жестокая фраза «бойцы, командиры и раненые из Севастополя эвакуированы». Ну не было этого. И 70 лет мы не знали о судьбе этих людей. И они ничего не говорили»

МАРГАРИТА ПРОНИНА, корреспондент:
«Несколько тысяч защитников Севастополя были оставлены на последнем рубеже обороны, здесь, у 35 береговой батареи. Они продолжали сражаться до 12 июля. Пока не закончились боеприпасы. Треть из них попала в плен. Остальные умерли от ран и обезвоживания. Те, кто не хотел сдаваться врагу, бросались со скал»

НИКОЛАЙ БАРАНОВ, участник Обороны Севастополя 1941-1942 г.г.:
«Когда началась оборона города, было 36 тысяч человек, когда освобождали Севастополь - осталось 9 тысяч. Сколько погибло»

Среди пленных оказался 20 летний хирург Иван Петрович Володин. Он прошел всю оборону Севастополя. Здесь, под скалами 35 береговой батареи, был его последний госпиталь.
ВАЛЕРИЙ ВОЛОДИН, директор музейного историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея»:
«Пришли катера ночью, и он мог с сотнями других доплыть до этих катеров. Но не могли люди доплыть. Уставшие. Без воды (пили морскую воду), ослабленные. Но он доплыл. 300 метров нужно было доплыть. Причем многие одевали гимнастерки со знаками отличия. Говорили, то в первую очередь будут поднимать офицеров. Представьте себе, плыть обессиленным людям в этих набухших гимнастерках. Поэтому сотни, тысячи трупов (по свидетельству очевидцев) плавали наутро здесь, под скалами в два-три слоя... Доплыть доплыл, но подняться не смог»

Последний катер ушел в темноту. Обессиливший военврач Иван Володин смог добраться до берега. Он попал в плен и был отправлен в лагерь смерти «Славута» под Винницей. Там севастополец организовал побег.  

ВАЛЕРИЙ ВОЛОДИН, директор музейного историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея»:
«Они фактически 6 месяцев рыли подкоп. Подкоп соединяет здание казармы, санчасть, и выводит через ров в лес»

Они прорыли 50-метровый тоннель. Смогли выбраться до 20 человек. Иван Володин попал в партизанский отряд имени Щорса, в 45-м возглавил санитарную роту Самборского стрелкового полка, с которым дошел до Австро-Венгрии. Там получил тяжелое ранение. После окончания войны Иван Володин вернулся в Севастополь, чтобы найти девушку, с которой познакомился незадолго до войны. Она также его искала - он, как тысячи защитников Севастополя, числился пропавшим без вести.
5 мая 2012 года на месте разрушенной бронебашенной батареи был открыт музейный историко-мемориальный комплекс. Идея дать вторую жизнь героической «тридцатьпятке» появилась в 2005 году у Генерального директора Промышленной группы «Таврида Электрик» Алексея Михайловича Чалого. С группой таких же энтузиастов он начал реализацию этого проекта. Нужно было торопиться: к легендарной батарее, на которой в июле 1942 года сражались последние защитники города, вплотную подступили дачи и гостиницы, а «чёрные копатели» и просто охотники за металлом растаскивали батарею по кусочкам. Но этот последний рубеж удалось спасти.
Вот они - погибшие и без вести пропавшие под Севастополем в июле 1942 года. Здесь, в казематах батареи, фотографии последних защитников города, имена которых удалось установить спустя десятилетия. Сотрудники музея зовут их ласково: «наши найденыши». Спустя 70 лет их останки находят здесь, на батарее. Имена удается восстановить благодаря медальонам и именным наградам.  

АНДРЕЙ МОГИЛА, хранитель фондов музейного историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея»:
«По номерам удалось установить, что Орден «Знак Почета» принадлежал начальнику городского отдела милиции майору Бузину. Он в конце 1942 занимался эвакуацией людей отсюда, с района 35 береговой батареи. Но сам по каким-то причинам не смог эвакуироваться. Судьба его долгие годы была неизвестна. Очевидцы рассказывали, что в последние дни обороны, видели его здесь, на 35. Но погиб он, или попал в плен, было неизвестно. Теперь мы знаем, что он погиб здесь»

Благодаря научно-исследовательской работе сотрудников музейного комплекса,  установлены имена более 74 тысяч находившихся здесь в июле 1942 года последних защитников Севастополя.
В феврале 2014 года поисковики принесли в музей 35 батареи свою находку, обнаруженную в винтовочной гильзе от трехлинейного патрона. Когда его открыли, там оказалась свернутая газета «За Родину» от 7 июня 1942 года. Это день начала третьего штурма Севастополя.
АНДРЕЙ МОГИЛА, хранитель фондов музейного историко-мемориального комплекса «35-я Береговая батарея»:
«Это газета Приморской армии. И заголовок: «Бейте смело каждого фашиста, где бы он не находился - на земле или в воздухе, в окопе... а дальше обрывок»

Эта гильза была поднята в феврале 2014 года. Тогда началась Третья Оборона Севастополя. Спустя 70 лет 35 береговая батарея вновь в строю: заявка на проведение судьбоносного митинга Народной воли 23 февраля была подана от имени администрации музейного комплекса. 35 береговая батарея ожила, ее личный состав теперь - не солдаты и матросы, а историки и экскурсоводы. Легендарная 35 береговая батарея оживает: в тысячах имен и фамилий тех, кого удалось вернуть из небытия.

«И было лето. И был июль. И я лежал в воронке, широко открытыми глазами глядя в небо. Шли дни. Потом годы. А мы всё лежали и смотрели на солнце, звёзды, капли дождя, снежинки... Мы лежали и ждали, когда же нас найдут. Мы слышали голоса людей, но никого не могли позвать. Мы ждали молча. И дождались. Вы нашли нас. Значит, Смерти больше нет!»

Маргарита Пронина, Павел Красиков, «Севинформбюро»

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.